Должен ли арбитражный управляющий быть индивидуальным предпринимателем

К вопросу о правовом статусе арбитражного управляющего

Должен ли арбитражный управляющий быть индивидуальным предпринимателем

Введение в проблематику  

Ключевой фигурой банкротства является утверждаемый судом арбитражный управляющий.

Вопрос о правовом статусе арбитражного управляющего всегда был дискуссионным, как в дореволюционный период, так и в постсоветский.

Существуют различные подходы к определению сущности арбитражного управляющего.

Весьма распространенной является теория представительства.

Одни ученые считают арбитражного управляющего представителем кредиторов1, другие – должника2, третьи полагают, что арбитражный управляющий представляет интересы не только кредиторов и должника, но также и собственника имущества, учредителей должника, гражданского оборота и свои собственные3, четвертые считают арбитражного управляющего органом должника4.

Также существует точка зрения, согласно которой в разных процедурах управляющий представляет интересы разных лиц: во внешнем управлении – должника, в конкурсном производстве – кредиторов, при мировом соглашении – государства5.

Другие авторы полагают, что арбитражный управляющий сочетает в себе элементы органа должника, представителя должника, доверительного управляющего имуществом, а также имеет особые полномочия, не присущие иным субъектам права6.

Представлены также в науке и другие теории: доверительного управления7; работника, заключившего трудовой договор8; вещная теория (права управляющего – ограниченные вещные права)9; публичная теория.

В рамках публичной теории арбитражный управляющий определяется как орган принудительного исполнения (арбитражный судебный исполнитель)10, должностное лицо – (судебный управляющий)11.

Некоторые авторы, свою очередь, отрицают наличие публичных функций у арбитражного управляющего, признавая его исключительно частно-правовым субъектом12.

Также существуют весьма экзотические точки зрения, например, что отношения между должником и арбитражным управляющим должны оформляться договором подряда13.

Как мы видим, существует большое количество различных теорий, объясняющих природу арбитражного управляющего, зачастую эти теории взаимоисключают друг друга. В настоящее время не существует одной общепризнанной точки зрения по данному вопросу.

Большое разнообразие теорий о сущности арбитражного управляющего объясняется тем, что как само банкротство, так и деятельность арбитражного управляющего многогранны и многоаспектны, связаны с большим количеством правоотношений и их участников.

В банкротстве тесным образом переплетаются отношения гражданско-правовые, налоговые, трудовые, административные, уголовные и иные.

Соответственно, если рассматривать деятельность арбитражного управляющего с разных аспектов, то применима в принципе любая из указанных выше теорий:

– например, при отказе от сделок (ст. 102 Закона о банкротстве), при заключении сделок, при продаже имущества должника конкурсный управляющий действует в качестве органа (представителя) должника, в связи чем, применима теория представительства или органа (в зависимости от того, какой теории директора: как органа или представителя мы придерживаемся);

– при прекращении исполнительного производства в конкурсном производстве и передаче всех исполнительных листов от пристава исполнителя конкурсному управляющему имеет основания теория об арбитражном управляющем как арбитражном судебном исполнителе (органе принудительного исполнения), поскольку реестр требований кредиторов представляет собой по сути квази-сводное исполнительное производство;

– при увольнении работников в конкурсном производстве конкурсный управляющий действует как работодатель, что объясняет истоки теории трудовых правоотношений как основы статуса арбитражного управляющего;

– при привлечении арбитражного управляющего к уголовной ответственности он признается судебной практикой должностным лицом (ст. 201 УК РФ), в связи с чем уместно говорить о наличии у него статуса должностного лица;

Однако, сущность правового статуса управляющего не может быть определена как механическая сумма всех его ипостасей в тех многочисленных правоотношениях, в которых он участвует.

Для определения правового статуса арбитражного управляющего необходимо определить сущностные, неотъемлемые его черты, которые присущи управляющему всегда, независимо от того, в каком качестве он выступает в тех или иных отношениях.

На наш взгляд, из дореволюционных ученых наиболее точно описал правовую природу, сущность деятельности арбитражного управляющего С.И. Гальперин в монографии «Права и обязанности присяжного попечителя по делу о торговой несостоятельности»14:

«… характер дел о торговой несостоятельности дает путеводную нить к безошибочному определению значения присяжного попечителя как органа конкурсного процесса.

Деятельность его проникнута публичным характером и он является должностным лицом, не заинтересованным ни отдельной имущественной выгодой кредиторов, ни отдельной выгодой самого должника, заботясь в тоже время о соблюдении выгод и тех и другого.

Присяжный попечитель является делегированным судом представителем государственного интереса в деле каждой данной несостоятельности и в такой же мере, как судебный следователь в уголовных делах, является следователем ad hoc, заботящимся о раскрытии с полной ясностью пред глазами делегировавшего его судебного места всего положения несостоятельного должника в его имуществе наличном, долговом и отчужденном, в его долгах, заботящимся в то же время о своевременном раскрытии всего материала, могущего служить к установлению причин несостоятельности. Более того, закон поручает присяжному попечителю…быть хозяином массы…и…радеть об охраняемом имуществе как надлежит доброму хозяину…

Законодатель, имея ввиду очевидно публичный интерес конкурсного производства, озаботился тем, чтобы с самого начала в деле был представитель этого интереса и счел удобным облечь для этого присяжного попечителя особой властью.

В силу этого присяжный попечитель является лицом должностным, лицом, которому предоставлено право производить допросы, обращаться к содействию полиции, созывать наличных займодавцев, председательствовать в их собраниях и даже созывать кредиторов у себя на квартире».

Г.Ф.

Шершеневич также признавал деятельность присяжного попечителя в качестве публичной: “Под именем исполнительного процесса мы понимаем приложение силы, которою обладает государственная власть, к тому, чтобы изменить фактическое положение вещей в пользу признанного на суде правым и согласно с судебным решением…конкурсный попечитель должен изменить фактическое положение вещей в пользу признанных кредиторов согласно цели, указанной законом, то есть он обязан ценность вещей и требований, составляющих имущество должника и находящихся в его хозяйстве, в его распоряжении и управлении, обратить на пропорциональное удовлетворение кредиторов”15.

Из числа современников наиболее обоснованной, логичной и близкой деятельности арбитражного управляющего представляется точка зрения Е.В. Богданова (указ. соч.), согласно которой:

– деятельность судебного управляющего тяготеет к судебно-управленческой деятельности;

– судебный управляющий в деле о банкротстве является лицом, назначенным судом от имени государства и контролируемый государством посредством суда;

– судебный управляющий наделяется функцией надзора за деятельностью должника и его органов управления;

– нельзя использовать термины “права” и “обязанности” применительно к судебному управляющему. Необходимо говорить о полномочиях судебного управляющего, о его компетенции. Поэтому в п. 5 ст. 20.3 Закона о банкротстве указано, что полномочия арбитражного управляющего не могут быть переданы другим лицам;

– судебный управляющий не только не является индивидуальным предпринимателем, но по своему правовому положению не может быть и частнопрактикующим субъектом.

То обстоятельство, что кандидатуры судебных управляющих предлагают суду саморегулируемые организации судебных управляющих, не имеет в данном случае квалифицирующего значения потому, что эти кандидатуры, естественно, не являются для суда обязательными (это некая вспомогательная деятельность), а также потому, что кандидатура судебного управляющего может быть предложена заявителем или собранием кредиторов (ст. 12, 37, 39, 41, 73 Закона о банкротстве). Судебный управляющий в действительности является лицом, назначенным судом от имени государства и контролируемым государством посредством суда и потому по своему правовому положению его следует приравнять к должностному лицу.

Анализ современного законодательства и судебной практики

         В Постановлении от 5 марта 2019 г. N 14-П Конституционный Суд РФ указал, что институт банкротства выступает рыночным механизмом оздоровления российской экономики.

Несмотря на то, что ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) был принят в 2002 году, проблема правового статуса арбитражного управляющего остается неурегулированной до сих пор.

Пункт 1 статьи 20 Закона о банкротстве определяет правовое положение арбитражного управляющего через его членство в СРО: «Арбитражным управляющим признается гражданин Российской Федерации, являющийся членом одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих».

         Очевидно, что такая формулировка является не только неудачной, но и ошибочной, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 20.

2 Закона о банкротстве не все члены СРО имеют право осуществлять деятельность арбитражного управляющего, также, как и исключение из СРО не приводит автоматически к прекращению деятельности, так как арбитражного управляющего утверждает в должности и освобождает от нее только арбитражный суд.

Далее, пункт 2 статьи 20 Закона о банкротстве определяет, что арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет такую профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой.

Данный элемент правового статуса является верным, однако он не отвечает на вопрос о сущности правового положения арбитражного управляющего, поскольку профессиональную деятельность осуществляют в том числе и адвокаты, нотариусы, детективы, патентные поверенные, государственные служащие, врачи, педагоги и т.д.

Указание в Законе о банкротстве на то, что арбитражный управляющий занимается частной практикой не раскрывает сущность правового положения арбитражного управляющего, поскольку подобное определение раскрывает лишь налоговые последствия такого статуса (см. например, подпункт 2 пункта 1 ст. 227 НК РФ).

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/10/03/k_voprosu_o_pravovom_statuse_arbitrazhnogo_upravlyayuschego

ИП-Управляющий под прицелом: как не нарваться на претензии ПФР и ФНС? — Audit-it.ru

Должен ли арбитражный управляющий быть индивидуальным предпринимателем

Центр структурирования бизнеса и налоговой безопасности

taxCOACH

Замена директора компании на управляющего – индивидуального предпринимателя – это отличный способ решить одновременно несколько задач бизнеса: 

  • сэкономить на «зарплатных» налогах. Директору, как любому другому работнику, выплачивается заработная плата, с которой необходимо уплачивать страховые взносы в размере до 30% сверх выплаченной суммы. ИП-управляющий самостоятельно уплачивает налоги и взносы, размер которых намного меньше: 6% (УСН) против 13% (НДФЛ) у директора. Фиксированные платежи по взносам в фонды – против 30% у директора, да и те в полном размере уменьшают исчисленный налог по УСН. В чистом остатке «нагрузка» составляет 6%;  
  • повысить уровень ответственности руководителя. Гражданско-правовая ответственность гораздо шире, чем материальная (пусть даже полная) ответственность по трудовому законодательству. К тому же ИП отвечает всем своим имуществом по принятым на себя обязательствам; 
  • регулировать вопросы вознаграждения, расторжения и сроков сотрудничества и прочее «по своему вкусу».  

При этом управляющих может быть несколько, что обеспечивает точную «подгонку» этой юридической формы под реальные бизнес-процессы и потребности бизнеса.  Ложку дегтя в бочку преимуществ ИП-управляющего пытаются добавить контролирующие органы – налоговые инспекции и Пенсионный фонд, которые периодически предпринимают попытки переквалифицировать договор о передаче полномочий руководителя компании Управляющему в трудовой договор и доначисляют штрафы и суммы недоимки взносов проверяемой компании.   В некоторых случаях причины переквалификации понятны. Так, Управление ПФР признало трудовым договор, в котором прямо предусмотрены трудовые гарантии и нормативы (отпуск, рабочая неделя и др.), а также иные положения, характерные исключительно для трудовых отношений (например, командировки и др.) (Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2012 г.).  Однако далеко не всегда все выглядит так однозначно.  

В Тверской области фонду удалось отстоять свою позицию во всех инстанциях (дело №А66-14670/2012). ПФР переквалифицировал договор управления ООО в трудовой, после чего привлек организацию к ответственности и доначислил суммы страховых взносов. 

Узнайте из другой полезной статьи Центра taxCOACH®

Оптимизация торговой деятельности: кейсы из практики taxCOACH

При обосновании своей позиции Фонд указал на следующие особенности спорного договора: 

  • деятельность не направлена на достижение им (управляющим) самостоятельного коммерческого результата; 
  • цель деятельности – обеспечение прибыльности и конкурентоспособности самого общества, его финансово-экономической устойчивости, соблюдение законных интересов участников и работников общества; 
  • договором предусмотрено систематическое ежедневное выполнение исполнителем работ определенного рода; 
  • управляющий включен в производственную деятельность общества; 
  • управляющему установлена фиксированная оплата труда в виде почасовой ставки; 
  • установлен контроль за управляющим со стороны работодателя (Общего собрания); 
  • договором предусмотрено обеспечение работодателем условий труда. 

Это, по мнению ПФР, является признаками трудовых отношений.  Более того, указывая на наличие полномочий управляющего издавать обязательные для сотрудников приказы, а также подконтрольность Общему собрания (или единственному участнику), суды сделали вывод, что «фактически управляющий подчинен правилам внутреннего распорядка Общества, работает в интересах юридического лица. Выполняемая им работа имеет систематический и длительный характер и предполагает непрерывный процесс работы» (Решение Арбитражного суда Тверской области по делу № А66-14670/2012 от 08.05.2013).  Можно сказать, что Пенсионный фонд РФ нашел золотую жилу! Ведь договор управления юридическим лицом не может принципиально отличаться от трудового договора с директором. Исходя из смысла передачи полномочий единоличного исполнительного органа следует, что договор управления не имеет целью достижение какого-либо результата. Работа управляющего как раз и представляет из себя процесс выполнения функций текущего управления обществом. Он также как и директор подконтролен общему собранию (единственному участнику), которое может установить в договоре любую форму контроля.  

Управляющий в силу переданных ему полномочий по закону и уставу непосредственно включен в процесс хозяйственной деятельности организации: 

  • вправе издавать приказы обязательные для работников; 
  • действовать от имени организации без доверенности; 
  • заключать договоры, выдавать доверенности 
  • и так далее. 

То есть, следуя логике фонда, практически любой договор о передаче полномочий ЕИО с ИП-управляющим можно признавать трудовым.  Однако не всегда суды соглашаются с этим.

 

Так, в Свердловской области ПФР доначислил в общей сложности 701 177,79 рублей (дело № А60-18768/2015). Первая инстанция тоже увидела трудовые правоотношения и поддержала ПФР.

Однако апелляционная и кассационная инстанции разобрались в ситуации и отменили акты фонда о привлечении компании к ответственности (Постановление АС Уральского округа № Ф09-1054/16 от 04.03.2016). 

Читайте уже сейчас бесплатно уникальную книгу Центра taxCOACH®

таксБУК “Практическое пособие по оптимизации Среднего бизнеса”

В обосновании своих решений суды вышестоящих инстанций перечислили обязанности управляющего по договору, а также указали, что 

  • управляющие не подчинялись правилам трудового распорядка, сами определяли свой режим рабочего времени; 
  • договоры не предусматривали место работы управляющего и не обеспечивали ему определенных условий труда. 

В чем же разница? Почему в одних случаях суды признают гражданско-правовой характер деятельности управляющих, а в других нет?   В договорах, которые стали предметами рассмотрения в выше указанных делах, не указывается о подчинении управляющего правилам внутреннего трудового распорядка. Об этом суды Тверской области сделали выводы самостоятельно, исходя из перечисления стандартных полномочий управляющих и их подотчетность единственному собственнику. При этом АС Уральского округа, перечислив те же полномочия, вынес совершенно противоположное решение.  

Незначительная разница в договорах все же есть. В признанных трудовыми договорах указано:  

  • организация обеспечивает условия для работы управляющего; 
  • установлена почасовая ставка оплаты. 

Однако все это может быть предусмотрено и в гражданско-правовых договорах.  Судя по всему, основной причиной негативных решений был тот факт, что управляющие ранее работали директорами в этих организациях по трудовым договорам.   Как следует из рассмотренной судебной практики, даже грамотно составленный договор может не спасти от продолжительных судебных разбирательств.   Что же в таком случае можно предпринять?   Прежде всего, отметим, что в особой зоне риска организации, в которых бывший директор становится управляющим. 

В таких случаях нужно тщательно продумать деловую цель смены статуса руководителя и прописать ее в договоре. Это может быть: 

  • увеличение ответственности руководителя; 
  • привязка вознаграждения к эффективности: например, процент от прибыли и др. 
  • участие руководителя в управлении нескольких организаций; 
  • необходимость вывода организации из кризисной ситуации; 
  • и другие. 

При этом нельзя забывать и о налоговых рисках взаимодействия с Управляющими. Налоговые органы могут признать вознаграждение управляющему экономически необоснованным и доначислить компании, которая учла эти затраты, налог на прибыль, указывая на отсутствие разумной деловой цели и подвергая сомнению экономическую обоснованность размера расходов на управляющего (например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.01.2015 № Ф05-15751/2014 по делу № А40-110069/13).   Проиллюстрируем. Директор ООО получал зарплату 20 000 рублей. Учредитель решил устроить этого же человека в качестве управляющего. Директор регистрируется в качестве ИП, подписывает договор управления ООО. Функции те же, но оплата стала 200 000 рублей. Не стоит удивляться, если инспекция ФНС укажет на необоснованность размера вознаграждения и откажет в признании его в качестве расходов по налогу на прибыль. За этим последует доначисления налогов и привлечение к ответсвенности. Подобная ситуация сложилась в деле № А71-5636/06 – ФНС доначислила организации 1 338 891 рублей налогов и штрафов за необоснованное увеличение вознаграждение руководителю, сменившему статус директора на управляющего (см. Постановление ФАС Уральского округа от 28.03.2007 N Ф09-2058/07-С3 по делу №А71-5636/06). 

Таким образом, договор о передаче полномочий ЕИО нужно сделать максимально отличным от трудового: 

  • В договоре нужно прописать особый порядок формирования вознаграждения – в зависимости от прибыли; 
  • Исключить любые трудовые гарантии: отпуск, больничные, обязанность обеспечить условия работы, занятость и другие положения, связанные с трудовыми правом. 
  • По возможности прописать цели и результаты, для которых заключается договор. Например: достижение определенного уровня прибыли организации и т. д.; 
  • Не указывать положения о контроле Общего собрания за деятельностью управляющего (это в принципе прописано в Уставе и ФЗ). Более того, можно прямо прописать, что управляющий самостоятельно определяет порядок выполнения своих обязательств по договору. 

Узнайте из другой полезной статьи Центра taxCOACH®

Финансовая ответственность директора перед Обществом: как снизить риски?

Понятно, что подобные условия могут не соответствовать требованиям как организации, так и управляющего.

Руководителю требуются стабильная оплата, наличие необходимых условий и оборудования для работы, возможность уйти в отпуск и т.д.

А организации потребуется положения об оперативном контроле за действиями топ-менеджера, продолжение работы вне зависимости от достижения каких-либо результатов и т.д. 

Все это можно вынести в дополнительные соглашения. Они будут служить гарантией для сторон и регулировать отношения между ними. Эти соглашения будут иметь полноценную юридическую силу в суде, но при этом их не нужно показывать контролирующим органам. Во всех финансовых документах будут указаны реквизиты основного договора.  

Помимо этого не забывайте и про стандартный набор мер безопасности: 

  • нельзя резко менять размер дохода Управляющего. Не стоит одномоментно существенно изменять вознаграждение директора при «переходе на управляющего». Увеличение стоимости должно быть постепенным и обоснованным, привязанным к объективным показателям; 
  • отношения управляющего и организации, как сторон гражданско-правовых отношений, должны находить отражение в соответствующих документах: отчетах, актах оказанных услуг и т.д.  

Все это необходимо, чтобы проверяющие видели исключительно гражданско-правовой договор, лишенный даже намека на трудовые отношения. Это позволит уже на стадии проверки избежать негативного развития событий, уменьшив риск привлечения внимания инспекторов к отношениям между организацией и управляющим.

Обсудите материал с Центром taxCOACH…

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a55/863805.html

Чем ИП – управляющий выгоднее гендиректора: риски и преимущества для бизнеса

Должен ли арбитражный управляющий быть индивидуальным предпринимателем

В ст. 69 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ говорится, что в качестве единоличного исполнительного органа общества можно привлекать управляющего.

Хотя в компания одновременно может быть два единоличных исполнительных органа, то есть допускается привлекать и управляющего, и гендиректора.

Главное — предусмотреть это в уставе и четко разделить полномочия между генеральным директором и управляющим.

Преимущества ИП – управляющего

Такой способ управления обществом позволяет значительно экономить.

Во-первых, благодаря ему можно снизить зарплатные налоги. Вместо 13 % НДФЛ и 30 % страховых взносов в фонды, которые придется платить за гендира, как и любого другого сотрудника компании, ИП – управляющий обходится единым налогом в размере 6 %, который уплачивается им самостоятельно.

Правда, помимо этих 6 % на него возлагаются фиксированные страховые взносы, размер которых за 2019 год составляет 29 354 руб. — на ОПС (если доход за год превышает 300 000 руб., то помимо взносов в фиксированном размере ИП уплачивает еще 1 % с суммы дохода, превышающего этот предел) и 6 884 руб.

— на ОМС. 

Во-вторых, за счет расходов на управляющего можно снизить налогооблагаемую базу по налогу на прибыль. Согласно п. 18 ст. 264 НК РФ, к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся и расходы налогоплательщика на управление организацией или отдельными ее подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями.

В-третьих, согласно Письму ЦБ РФ от 02.08.2012 N 29-1-2/5603 наличные деньги, полученные ИП с банковского счета, могут без ограничений расходоваться им на личные (потребительские) нужды. Таким образом, благодаря ИП – управляющему гарантируется легальная обналичка под 6 %. У вас появляется возможность выводить на ИП серьезные суммы денежных средств.

Ведение бизнеса по закону. Сервисы для ИП и ООО младше 3 месяцев

Подробности

Какие риски связаны с ИП – управляющим

Помимо плюсов есть и минусы. Хотя справедливости ради надо сказать, что если риски и возникают, то в основном в результате неправильных действий самого бизнеса.

Переквалификация договора

Самая главная опасность — это риск переквалификации договора на управление в трудовой договор. Такая вероятность предусмотрена ст. 19.

1 ТК РФ и возникает в ситуациях, когда договор неграмотно составлен и содержит в себе признаки трудового договора.

Причем трудовые отношения между работником и работодателем будут считаться возникшими со дня фактического допущения физлица, являющегося исполнителем по договору, к исполнению предусмотренных указанным договором обязанностей.

Таким образом, если договор ГПХ по итогам проверки признали трудовым, то по факту этот договор будет считаться трудовым со дня заключения с ИП договора ГПХ.

Какие признаки трудовых отношений не должны содержаться в договоре об управлении

Прежде всего нужно помнить о том, что управляющий — это не подчиненный. Поэтому предъявлять к нему стандартные требования и предлагать ему условия, аналогичные тем, что имеют другие сотрудники, нельзя.

Какие признаки не стоит включать в договор об управлении:

  • дисциплинарная ответственность за ненадлежащее выполнение обязанностей;
  • предоставление соцпакета;
  • выплаты зарплаты с учетом штатной должности, оклада, тарифов, вредных факторов и т.д. Все это не учитывается в договоре об управлении. Управляющий не вносится в штатное расписание.

  • условия о премировании, сверхурочные компенсационные выплаты;
  • соблюдение внутреннего трудового распорядка (у управляющего нет графика работы: он приходит на работу, когда хочет, и самостоятельно устанавливает время и порядок работы);
  • выплаты вознаграждения в виде фиксированных сумм два раза в месяц (помните о том, что выплаты рассчитываются в процентном соотношении и не подразумевают такую же периодичность, как у обычных сотрудников). На управляющем лежит обязанность сдать результат работы заказчику, и только после этого ему выплачивается вознаграждение. То есть выплаты производятся за конкретные действия: за увеличение прибыли, за привлечение клиентов, инвестиций и т.д.

Во время проверки налоговики часто общаются с сотрудниками компании. Они могут спросить их, часто ли ИП находится в офисе, какой у него режим труда. По их ответам налоговая воссоздает реальную картину происходящего. Поэтому важно, что и как сотрудники будут отвечать на вопросы в рамках налоговых проверок.  

Необоснованные затраты и отсутствие документального подтверждения

Еще один риск — это признание затрат на управляющего экономически необоснованными. То есть, нанимая управляющего, компания должна иметь сформулированную цель, в противном случае ей будет сложно объяснить свое решение. Налоговики посчитают, что управляющий понадобился ей не для улучшения экономических показателей, а просто для вывода денег и экономии зарплаты.

Деловые цели для найма ИП-управляющего

Их может быть несколько:

1. Вы повышаете уровень ответственности руководителя.

Если в результате действий и решений управляющего компания упала в финансовых показателях, то он будет нести ответственность. По договору ее можно расширить.

Другой аргумент заключается в том, что ИП отвечает всем своим личным имуществом (а управляющий находится в статусе ИП).

2. Вашей компании необходим антикризисный менеджмент.

Обосновать деловую цель в данном случае можно тем, что управляющий помог компании повысить показатели продаж, расширить каналы сбыта и т.д. Эффективность управляющих вправе оценивать общее собрание акционеров.

3. Вы можете регулировать вопросы расторжения договора, вознаграждения.

В отличие от обычного сотрудника, с управляющим проще разорвать договор.

Вопрос вознаграждения управляющему

Все сделки, которые компания заключает, должны быть экономически обоснованными, а управляющему она должна платить такое вознаграждение, которое он заслуживает.

Поэтому вознаграждение управляющего в договоре всегда прописывается в процентном соотношении к его показателям.

Так, например, если прибыль компании растет, то он получает большое вознаграждение, если падает, то и вознаграждение меньше.  

Как показывает практика, на управляющего не рискованно выводить до 25 % от скорректированного общего дохода (СОД). Выплаты, которые превышают этот процент, вызывают вопросы у налоговиков.

Под СОД подразумеваются прибыль, которая рассчитывается по формуле: Общий доход компании — Возобновляемый товарный запас.

Общий доход компании — это все деньги, физически поступившие в кассу предприятия, а возобновляемый товарный запас — сумма денежных средств за реализованный товар, услугу и т.д.

Признание затрат на управляющего документально неподтвержденными может возникнуть в ситуации, когда управляющий не подтверждает факт выполнения своих обязанностей в виде актов, отчетов и других документов.

Элементы договора об управлении

Есть целый перечень требований, которые важно внести в договор с ИП-управляющим.

  • Пропишите особый порядок формирования вознаграждения в зависимости от прибыли.
  • Предусмотрите цели, ради которых заключается договор. Пропишите результат.

Например, вы можете заключить договор об управлении на год, предусмотрев обязанность управляющего в виде увеличения дохода компании с 70 млн до 150 млн руб.

  • Укажите, что управляющий самостоятельно определяет порядок выполнения своих обязанностей.

Договор не должен свидетельствовать о том, что управляющий — номинальный. Реальный управляющим действительно управляет и в случае налоговой проверки он должен быть готов дать разъяснения по своей работе.

Как вычисляют липовых ИП – управляющих

Существует богатая судебная практика по вопросам, связанным с реальной деятельностью ИП – управляющих в компаниях и переквалификацией договоров с ними в трудовые. Как правило, на подводные камни и хитрые схемы указывает не один признак, а целый комплекс обстоятельств и деталей.

Возьмем, например, Определение Верховного Суда РФ от 25.05.2018 N 303-КГ18-1430 по делу N А73-3767/2017. В нем рассматривается ситуация, когда договор заключается с ИП – управляющим ООО, который ранее работал в этой же компании директором. В результате проверки из ПФР было установлено сразу несколько подозрительных моментов.

Договор об управлении устанавливал регулярную и гарантированную оплату труда в конкретной сумме, а также ежеквартальное вознаграждение в размере от 10 до 30 % от прибыли. При этом в договоре не были определены конкретные сроки оказания услуг и результат, который должен быть продемонстрирован исполнителем. А этот пункт является ключевым для гражданско-правовых отношений.

Проверяющих также заинтересовал тот факт, что ИП – управляющий наделялся правом без доверенности действовать от имени компании: подписывать документы, издавать приказы, утверждать штатное расписание, устанавливать и изменять должностные оклады и т.д.

Верховный суд решил, что все эти признаки свидетельствуют о фактическом заключении трудового договора. Соответственно, на сумму выплат нужно было начислить страховые взносы. В итоге компании было доначислено взносов на сумму 3,5 млн руб. Помимо этого ее наказали за неуплату взносов штрафом в размере 712 000 руб.

Источник: https://kontur.ru/articles/3070

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.